Контакты

НН, ул. Космическая, 58а

8-910-10-77-041 руководитель

8-920-057-57-62 администратор

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Начало взаимодействия с международными организациями айкидо. Часть 3

В Петербург довольно часто приезжал Мори-сан. Мне нравилось с ним беседовать. В детстве он жил на Сахалине, поэтому хорошо говорил по-русски и понимал нашу ментальность. Позже я узнал, что он один из людей, отвечающих за отношения с Россией в Айкикай Хомбу Додзё. 
В одной из бесед он спросил меня, неужели я не понимаю, что стоит мне убрать только одно слово из названия федерации — «всестилевая» — и оставить в федерации только одно направление «Айкикай», как со стороны Хомбу Додзё Айкикай сразу изменится отношение к нашей федерации. Я объяснил, почему я этого не могу сделать. Он сказал, что хорошо понимает меня, но я должен понять и их. Вот здесь я их и понимал, и не понимал. 
Февраль 1992 года. Нам позвонили из Москвы и сообщили, что в Петербург приезжает Моритеру Уэсиба. Мы оповестили об этом всех членов федерации. Приехали не только со всех концов России, но и из-за рубежа. Нам не сказали, какая намечена программа при посещении Петербурга. Мы решили приготовиться «по полному». Начистили до блеска зал в клубе «Ленкай» на случай проведения тренировки. Сняли банкетный зал на втором этаже и накрыли столы для банкета… Утром встретили поезд из Москвы. 

Вечером нам сообщили, что Моритеру Уэсиба приглашает для встречи в ресторан «Универсаль» на Невском проспекте только меня одного. Собрались в банкетном зале, стали решать, как быть? Решили, что пусть будет неприлично, но я беру с собой на встречу Президента Федерации Айкидо Украины Игоря Юрьевича Шмыгина и Президента Федерации Айкидо Узбекистана Рашида Бакиевича Халидова. Понимали, что взять еще кого-нибудь — будет «через край». Остальные не расходились и ждали в банкетном зале — может быть, нам удастся уговорить сенсея приехать для встречи с представителями других федераций.

Японцы были удивлены и обескуражены моей бестактностью (появлением в таком составе). Вежливо напомнили, что приглашали меня одного. Я объяснился, как мог. Прошло. Поставили еще стулья, ужин продолжился.
Сейчас понимаю, насколько был неопытен и несдержан. Не думал о том, какое произвожу впечатление, старался по максимуму решить необходимые вопросы. Моритеру Уэсиба пытался не говорить о делах, и все сводил просто к ужину.

Было интересно за ним наблюдать, ведь это был внук Морихея Уэсибы. Чувствовалось, что он привык к вниманию. Внешне был спокоен и держался с достоинством, казался немного отвлеченным от разговора. На вопросы отвечал не спеша, и было видно, что анализирует каждый вопрос и свой ответ. На просьбу поехать в «Ленкай», повернулся к кому-то из своего окружения. Тот поспешно стал объяснять, какая у них насыщенная программа и, несмотря на их желание, они никак поехать не могут. Хороший дипломатический ход. Расстались как дипломаты.

Затем сенсей Сумемия провел небольшое совещание. Я был занят на какой-то встрече по бизнесу. Все бросил, примчался немного опоздав и, конечно, к этому совещанию был не готов. Сенсея, кажется, волновал только один вопрос: собираемся ли мы присваивать свои Российские даны. Получив ответ, что в ближайшее время мы это даже не планируем, он как-то потерял интерес к дальнейшим вопросам.В сентябре 1993 года в Петербург приехал сенсей Сумемия, который тоже говорил по-русски. Он провел тренировку в клубе «Ленкай», сразу набрав много очков своей техникой. Справедливости ради, надо сказать, что сколько я не видел шиханов, не было ни одного, который не вызывал бы бурю восторгов своей техникой. К этой стороне японцы относятся очень ответственно. 

Мне показалось, что я ему, как руководитель не понравился. Несмотря на это, наши отношения с Айкикай Хомбу Додзё, Европейской и Всемирной Федерацией Айкидо продолжали развиваться. В России уже проводили семинары такие большие мастера, как сенсей Китаура, сенсей Фудзита, сенсей Ульф Эвенас, сенсей Тамура, сенсей Ямада и другие. Несмотря на то, что они все практиковали направление «Айкикай», их техника отличалась своей самобытностью. Появились их поклонники, потом это поклонение переросло в желание заниматься только этой техникой. В России в разных регионах появились целые направления, которые общались между собой, аттестовывались только у «своего» сенсея и ездили в основном на его семинары.

В 1994 году в Санкт-Петербурге проводились «Игры доброй воли — 94». Не воспользоваться этим обстоятельством мы не могли и решили, что надо обязательно на открытии устроить показательные выступления по айкидо. Ведь это была первая публичная демонстрация айкидо на таком престижном мероприятии. И конечно мы хотели, чтобы показательные выступления выполняли представители нашей федерации.
Сделали отбор, чтобы представить как можно больше регионов России. Провели работу по размещению этих представителей. На репетиции столкнулись с тем, что нужно падать на твердую гаревую дорожку. Возникала опасность получения травмы при высоких падениях. Договорились, что все будут делать невысокие падения. Открытие прошло на Ура. Наши представители понимали, что представляют Россию и работали с полной самоотдачей, совсем не выделяясь среди остальных участников открытия, которые, надо заметить, были высококвалифицированные профессионалы. Многие участники до сих пор хранят пропуска на это мероприятие. Мы же со своей стороны напечатали красивые дипломы участников открытия «Игр доброй воли — 94», которые и вручили им.
Осенью 1995 года в Софии проводился конгресс Европейской Федерации Айкидо. Для участия в нем были приглашены представители Украины, Белоруссии, Эстонии, Латвии, Литвы. Были приглашены и представители России, отдельно мы и отдельно «москвичи».

Конгресс проводился в гостинице Москва. В годы советского режима в этой гостинице проводились совещания дружественных компартий и Совета экономической взаимопомощи, поэтому конференц-зал был хорошо оснащен и радиофицирован. 

От нашей федерации поехал я и Президент Федерации Айкидо Санкт-Петербурга и Ленинградской области Валерий Анатольевич Скрылёв. Переводчиком с нами поехала прелестная девушка Оля Фоминова, которая занималась айкидо, и поэтому легко переводила термины, понимая тонкости айкидо, недоступные простым переводчикам. Надо сказать, что мы и не подозревали, какой выигрыш нам даст ее присутствие. Небольшого роста, стройная и очень естественная в поведении, она одним своим присутствием расположила к нам многих участников конгресса.

К конгрессу мы готовились. Приезжающие из-за рубежа мастера айкидо спрашивали о том, что происходит в России с развитием айкидо? Мне казалось, что это действительно должно волновать всех занимающихся айкидо. Ведь мы одна семья. Еще свежа была обида на «москвичей», которые за нашей спиной, нарушив договоренности, зарегистрировали Федерацию Айкидо России. Поэтому я приготовил довольно жесткий доклад на русском и английском языках, который мы разложили на столы всех участников. Было дано время для выступления как мне, так и «москвичам». 
«Москвичи» просили конгресс принять, созданную ими федерацию России в члены Европейской Федерации Айкидо. Мы возражали против этого, аргументируя, что у нас также есть федерация Айкидо России, которая еще не зарегистрирована, и если федерация москвичей будет принята в ЕФА, то необходимо принять и нашу федерацию. Эти наши заявления проходили на фоне того, что участники конгресса из других стран, бывших республик Советского союза не делали никаких заявлений о вступлении их федераций в ЕФА. Никаких решений в отношении России конгресс принимать не стал, но было поручено сенсею Фудзите провести с нами совместную встречу, с целью возможного примирения.
На другой день эта встреча состоялась. На ней я увидел, насколько умен и профессионален сенсей Фудзита в проведении переговоров и разных встреч. Во многом благодаря его участию в этих переговорах было решено, что айкидо в России может нормально развиваться в рамках существующих федераций.

Надо сказать, что я долгое время считал сенсея Фудзита только высоко профессиональным чиновником, но не тренером. Это мнение сохранялось до первой тренировки сенсея Фудзиты, на которой я присутствовал. Оказалось, что он не только большой мастер айкидо, но и прекрасный тренер, понимающий, как лучше всего донести материал, чтобы его поняли. В дальнейшем я узнал, что сенсей Фудзита проводит еще теоретические занятия по айкидо. Судя по горящим глазам, с которыми мне рассказывали об этих лекциях, он давал очень много того, что нельзя было нигде узнать для более полного понимания айкидо. 

© 2003-2013. СКАТА . Все права защищены.

Яндекс.Метрика

Создание и поддержка сайта - lemweb